вторник, 11 августа 2015 г.

Медиа настоящего и будущего. Есть Google

Для поиска информации есть Google


Для поиска оптимального пути есть Google

Для управления автомобилем будущего, тем, который без водителя, он же.

А ещё он в смартфоне, часах – в том числе для того, чтобы дать нужную информацию именно в тех времени и месте, где она нужна больше всего. Так, по крайней мере, он думает.

Через Google многие из нас слушают музыку, сохраняют заметки, пишут и хранят документы, читают и хранят книги (разумеется, электронные).


В мире Google не должно быть случайностей. Если не сегодня, то, по крайней мере, в будущем. Android вместе с Android Wear, когда тот, наконец, «взлетит», должен не просто идеально отражать вашу жизнь, но сам планировать её, структурировать во всех аспектах – не только по времени, когда лучше выезжать на работу и возвращаться с неё, но, например, когда завтракать или принимать лекарства (ведь Android Wear будет передавать ему информацию, снятую с часов о вашем физическом состоянии).

Что из этого умеет ваша газета, ваш журнал? Особенно, если бумага для них все же главный источник аудитории и доходов?


Google подскажет вам то, что нужно прочесть, и когда и при каких обстоятельствах, а главное, почему вам нужно это сделать. И синхронизирует вашу жизнь на десятках устройств одновременно. Опять же, назначив, какое и в какой момент должно произвести те или иные действия.

Можно сказать, «Окей, Гугл, мы, пресса, в общем «не про то», мы аналитичны, мы для медленного, вдумчивого чтения». Но в этом мы, пресса, врем сами себе. Газета – она как раз была «про то», сиюминутное, актуальное в короткий «сейчас», коммерческое, развлекательное, живое, но живущее здесь и сейчас, нужное и востребованной сию минуту. В эпоху телеграфа.

Сегодня эта картинка из прошлого умиляет. Разговоры о том, что печать – это не актуально, некоторое пренебрежение по отношению к газетам, потеря и отсутствие интереса к ним – скорее, тоже в прошлом. Мы перешагнули уже и это. Только многие ли заметили?


Вы пишете письма?


Такой вопрос я задал студентам в прошлом году на занятии. И, конечно, не ожидал услышать утвердительный ответ. Однако услышал. Как так случилось?

Поколение нынешних тридцатилетних ещё застало то время, когда бумажные письма были общепринятым способом коммуникации. То есть, иных, кроме, возможно, телефона, просто не было. Писать письма было так же естественно, как сегодня писать смс, сообщения в мессенджерах и социальных сетях. В этом не было особого «мистического» ритуала. Писали не для того, чтобы, собственно, писать, а для того, чтобы передать тот смысл, который отправитель вкладывал в сообщение.

Став взрослее, мы забыли про бумажную переписку. Она перестала быть для нас удобной – появились более современные, более быстрые средства связи. Бумажные письма для нас почти умерли.

Нынешние школьники и студенты не писали письма вовсе, они родились примерно в то время, когда мы как раз стали забывать про бумажную переписку. Сегодня бумажное письмо для них – винтаж, ритуал, нечто «одушевленное», «ламповое», как говорят интернетчики – в отличие от переписки в социалках.



Они, в свою очередь, так же, как мы когда-то, отказались от email, наверное, чтобы следующее поколение вернулось к нему как к чему-то особому, «одушевленному», вдохновляющему. И, скорее всего, уже очень скоро.


Попасть в прошлое – легко


Скорость технологических изменений в последнее время решительно увеличивается, с каждым годом мы живём все быстрее. Не успели многие печатники освоить интернет, как последний стал уже мобильным, когда они придут в него, медийная реальность будет ещё дальше, возможно, на несколько шагов-поколений.

Печать сегодня отстала уже не на один, а на два периода. Она сегодня как те самые бумажные письма, как бумажные книги. Когда их ценят за «особый запах», «особую атмосферу» и прочие параметры, не имеющие отношения, собственно, к содержанию.

В самом деле, когда «космические корабли бороздят простоты….», когда медиа сегодня – это Google, который успевает предугадывать наши действия и сам становится этими действиями, слово на газетной бумаге кажется посланием из прошлого.



Поэтому оно снова ценно, к нему снова возвращаются, оно – «атмосфера», «теплое звучание винила». Оно, в конце концов, воплощено в физическом объекте, это некий артефакт. Его нельзя скопировать или удалить одним кликом мыши, это не цифровая виртуальность.

Как и когда это произошло, ведь интернет стал массовым в России, кажется, совсем недавно? Многие газетчики ещё не до конца примирились с мыслью о том, что они в прошлом, а время уже сделало не один, а два шага вперёд, дойдя до периода ностальгии, ревайвла, возвращения и переосмысления. Но они ведь ещё даже не покидали свои позиции? Смогут ли они воспользоваться своим последним шансом, не воспринять происходящее как подтверждение своих мыслей о неизменности своего значения и положения в мире?